Наличие у контрагента зарплатного проекта в банке не доказывает наличие штата

Компания вела деятельность по найму рабочей силы и подбору персонала и заключила с рядом исполнителей договоры на оказание услуг. По результатам выездной проверки ИФНС признала сделки формальными, обнаружив, что все договоры однотипны, не содержат четкого указания на объемы, виды и сроки оказания услуг. Согласно договорам стоимость услуг определяется ежемесячно в зависимости от объема и сложности, а учетным документом является акт приема-передачи. Однако акты не содержат конкретного показателя, позволяющего идентифицировать объем и состав оказанных услуг.

При этом у контрагентов совпадают контактные телефоны, указанные в отчетности и банковских документах, нет основных средств, персонала, доверенности на распоряжение расчетными счетами выданы одним и тем же лицам, а документы от имени контрагентов подписаны неизвестно кем. Инспекция отказала в вычете НДС.

Компания обратилась в суд (дело № А55-27974/2017) поясняя, что спорные контрагенты оказывали услуги аутстаффинга, а компания, в свою очередь, оказывала услуги аутсорсинга своим заказчикам. Компания выполняла какую-либо из функций для внешней фирмы, которая как бы «покупает» у фирмы услугу, а не труд конкретных работников. Таким образом, заказчики не имели необходимости содержания штата сотрудников, в том числе, для поиска, подбора и обучения работников.

Компания считает, что подтверждением наличия у контрагентов необходимых ресурсов является наличие зарплатных проектов в банке. С расчетных счетов перечислялась зарплата в адрес работников контрагентов с указанием договора и реестра.

Суды трех инстанций (постановление кассации Ф06-37723/2018 от 05.10.2018) признали законным решение инспекции, разъяснив, что наличие счета в банке не подтверждает наличие работников в штате контрагентов и оказание услуг налогоплательщику. Материалами проверки установлено, что физлица, в адрес которых производились перечисления, не являются работниками контрагентов.

Оставить отзыв