Переброска рабочих файлов на личный ящик может стать причиной увольнения

К. была принята на работу в ООО менеджером по продажам, и в день подписания трудового договора подписала и соглашение о конфиденциальности информации. Проработав полтора года и побывав в декретном отпуске, К. досрочно вернулась к работе, но вскоре была уволена по подпункту «в» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК (разглашение охраняемой законом тайны). Подписать приказ об увольнении сотрудница отказалась, получив в день ознакомления с приказом на руки трудовую книжку и расчёт. 

В исковые требования к бывшему работодателю К. включила, помимо отмены приказа об увольнении и восстановления на работе, почти 800 тысяч рублей зарплаты за время вынужденного прогула, свыше 100 тысяч рублей недополученного пособия по уходу за ребёнком, полмиллиона рублей компенсации морального вреда, 381 тысячу возмещения материальных затрат, 70 тысяч за юридические услуги и 1900 рублей за оформление доверенности на представителя в суде. 

Суды двух инстанций (апелляционное определение Мосгорсуда от 12.09.2018 по делу N 33-39235/2018) отказали истице во всём объёме требований. Поскольку увольнение К. по указанной выше статье явилось мерой дисциплинарного взыскания, значит, согласно разъяснениям пункта 43 постановления пленума ВС от 17.03.2004 № 2, на работодателя возложено бремя доказывания того, что разглашённые сведения составляют охраняемую тайну и стали известны работнику в связи и исполнением трудовых обязанностей, и что сам работник обязался соблюдать конфиденциальность.

Ответчик представил убедительные доказательства того, что К. отправила со своего рабочего компьютера на личный почтовый ящик, зарегистрированный на публичном почтовом сервисе, два файла формата Excel. В этих файлах содержались фрагмент клиентской базы компании и оригинальный скрипт для обзвона клиентов и партнёров, разработанный фирмой. Гендиректор незамедлительно издал приказ о проведении служебного расследования, в ходе которого истица подтвердила пересылку информации на внешний почтовый ящик, сославшись на необходимость поработать дома. В акте, составленном по результатам расследования, фигурировавшая в файлах информация была признана содержащей коммерческую тайну — однако от подписания документа К. отказалась.

Изучив условия соглашения о конфиденциальности, подписанного сотрудницей при приёме на работу, а также локальные акты фирмы, имеющие отношение к статусу «слитых» документов, суды квалифицировали поступок К. как разглашение служебной тайны, а увольнение — как адекватную меру дисциплинарного взыскания.

В другой аналогичной ситуации суды, принимая решение в пользу работодателя, сочли, что при передаче документов на публичный ящик электронной почты обладателем информации становится провайдер. Истец обратился в КС, который в постановлении от 26.10.2017 № 25-П/2017 опроверг этот подход, однако признал, что нарушение условий договора с работодателем о конфиденциальности наказуемо, если обладатель информации принял все необходимые меры по исключению доступа к ней третьих лиц.  

При этом важно, что содержанием конфиденциальной информации могут быть не только электронные документы, но и, к примеру, фотоизображения — так, суд признал законным увольнение по всё тому же подпункту «в» сотрудника банка, передавшего своему коллеге фотографию карты клиента посредством сервиса Viber.

Оставить отзыв