Суды не взыскали с экс-работника полмиллиона за нарушение «неконкуренции»

© anekdotov.net

Запрошенная работодателем сумма квалифицирована как неустойка, а трудовые отношения не могут предусматривать таковую.

Р. полгода проработала ведущим юристом в юрбюро ООО «А». Помимо трудового договора, с ней было заключено допсоглашение о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну компании. Работник обязалась не только хранить «секреты фирмы», но и, в частности, «пересекаться» с клиентами ООО только в рамках своего трудового договора, выполняя непосредственные задания руководства. Соглашение предусматривало наказание за разглашение коммерческой тайны и внерабочие контакты с клиентами в виде 500 тысяч рублей. 

Р. уволилась, и после этого начала представлять интересы одного из клиентов бывшего работодателя. И тот подал на неё в суд, желая взыскать пугающую сумму. Главный довод истца состоял в том, что подписанное Р. соглашение «о неразглашении» действует в течение трёх лет с момента прекращения трудового договора.

Суд первой инстанций полностью отказал ООО в удовлетворении требований. 

Суд убедился: действительно, один из пунктов соглашения говорит о том, что при несанцкионированном вступлении работника во взаимодействие с клиентами ООО, оно вправе взыскать с работника 500 тысяч. 

По мнению суда, обозначенная кара представляют собой неустойку. Неустойка – это денежная сумма, которая подлежит взысканию со стороны гражданско-правового договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение принятого на себя по такому договору обязательства, и она не может быть взыскана в рамках трудовых правоотношений. Следовательно, этот пункт соглашения противоречит ТК. 

Тем не менее, работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб (часть 1 статьи 238 ТК). 

По общему правилу необходимыми условиями для наступления материальной ответственности работника за причиненный работодателю ущерб являются: наличие ущерба, противоправность поведения работника, причинно-следственная связь между поведением работника и причинённым ущербом, вина работника. Компания не подтвердила существования всего «букета» оснований для наступления матответственности Р. 

Само по себе указание в соглашении на возможность взыскания с работника «неустойки» в случае взаимодействия с клиентами экс-работодателя не даёт ему безусловного права на взыскание с работника этих денег. 

Апелляция оставила решение райсуда без изменения, а жалобу ООО – без удовлетворения (определение Санкт-Петербургского горсуда от 12.09.2019 № 33-19819/2019 по делу № 2-4012/2019).

Оставить отзыв