ВС не дал наказать матответственную по итогам сомнительной инвентаризации

ВС не дал наказать матответственную по итогам сомнительной инвентаризации
© anekdotov.net

Заведующая АЗС неоднократно просила отремонтировать систему учёта топлива. Вместо ремонта работодатель устроил инвентаризацию, о которой работница даже не знала.

Бухгалтер Л. перевелась на должность заведующей АЗС. Вскоре на станции была проведена инвентаризация, в результате которой обнаружилась недостача дизтоплива. Сумму потерь «раскидали» на работников, заключивших с работодателем договор о полной коллективной матответственности, а в качестве наказания заведующей наполовину урезали премию за следующий месяц.

Л. сочла это нарушением своих прав и обратилась в профсоюз, который, в свою очередь, подал в суд, оспорив приказ о переводе Л. на должность (у неё отсутсвовал необходимый стаж), а также результаты инвентаризации и приказ снижении премии. 

Суды двух инстанций частично удовлетворили требования истца, признав «премиальный» приказ незаконным и назначив компенсацию морального вреда в 1 тысячу рублей. Приказ о переводе и решения по результатам инвентаризации суды оставили в силе — с момента перевода уже успел пройти срок, отводимый частью 1 статьи 392 ТК на разрешение индивидуальных трудовых споров (в данном случае это 3 месяца).

Кассационная жалоба в ВС возымела действие: в  определении  от 25.03.2019 по делу № 69-КГ18-23 ВС поставил под сомнение наличие причинённого работодателю прямого действительного ущерба, корректность оформления коллективной матответственности и степень личной вины Л. 

Договор о коллективной материальной ответственности, представленный ответчиком, содержал многочисленные нарушения — в частности, в документе не был указан номер АЗС и перечень членов коллектива, берущих на себя ответственность, не определён порядок приёма и передачи ГСМ и имущества, а также порядок выявления степени виновности членов коллектива и способы погашения обязательств.

Между тем, требования к такого рода договорам едины: они изложены в постановлении Минтруда от 31.12.2002 № 85, которым утвержден перечень должностей, на которых возможны договоры о полной материальной ответственности, а также типовые формы таких договоров.

«Дырявыми» оказались и документы, оформленные при спорной инвентаризации: они не соответствуют требованиям методических указаний по инвентаризации, утверждённых приказом Минфина от 13.06.1995 № 49. Наиболее вопиющее нарушение — то, что Л. лично не участвовала в инвентаризации, и в бумагах нет её подписей как материально ответственного лица. Более того, её даже не поставили в известность о том, что проводится инвентаризация.

При этом, как установил ВС, система учёта топлива на АЗС была неисправна, о чём Л. неоднократно докладывала руководству. К тому же, из представленных ответчиком документов невозможно установить, каким образом производились замеры остатков ГСМ. Не доказал работодатель и наличие надлежащих условий хранения топлива. И, в довершение всего, ответчик грубо нарушил норму части 2 статьи 247 ТК, не истребовав у Л. письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба.

ВС вернул дело на рассмотрение в суд первой инстанции.

В схожем деле, где работодатель пытался «повесить» на матответственного результаты халтурно проведённой инвентаризации, также не обошлось без вмешательства ВС. В другом похожем деле ВС не позволил взыскать недостачу, поскольку договор о коллективной материальной ответственности был оформлен с нарушениями.

Больше интересных новостей читайте в разделе новости.

Оставить отзыв