ВС не позволил судам легализовать принудительный перенос рабочего места

Переводя свои подразделения в другой город, ПАО выдало сотруднику С. уведомление об изменении организационных условий труда с 20 марта 2017 года. За две недели до вступления изменений в силу С. подписал своё согласие, однако потом за 3 дня — отозвал его. 20 марта сотрудник вышел на работу по прежнему местоположению, а 21 марта руководство звонком по стационарному телефону известило С. о том, что его отсутствие на новом рабочем месте расценивается как неявка.

Составив акт о дисциплинарном проступке и взяв с С. объяснительную, работодатель уволил его за прогул. Экс-работник обратился в суд, требуя изменения формулировки увольнения (на «по собственному желанию»), выплаты задолженности по зарплате за 21-22 марта, зарплаты за время вынужденного прогула в сумме более 650 тысяч рублей (с процентами), компенсации морального вреда (ещё 200 тысяч) и оплаты юруслуг (14 тысяч). 

Черёмушкинский райсуд (дело № 2-3558/2017) вынес решение в пользу работодателя. Доводы истца о письменном отзыве заявления суд не принял, посчитав, что в момент направления отзыва уже вступили в действие изменения к трудовому договору, подписанные истцом ранее. Нарушений в процедуре увольнения суд также не обнаружил, в связи с чем все производные исковые требования были также отклонены.

Мосгорсуд согласился с этим решением, дополнительно указав на то, что после согласования изменений к трудовому договору любые последующие изменения могли быть произведены только по обоюдному согласию сторон.

Кассация в ВС (определение от 15.10.2018 № № 5-КГ18-187) отменила решения судов и направила дело на новое рассмотрение. ВС обнаружил, что суд первой инстанции не потрудился выяснить, было ли рассмотрено работодателем заявление С. об отзыве согласия на переезд — с учётом того, что оно было завизировано непосредственными руководителями работника. К тому же, работодателем даже не был издан приказ о переводе истца на новое место работы. В результате вывод суда первой инстанции о законности увольнения С. был признан неправомерным, а суждение апелляционного суда о том, что С. был не вправе отказаться от перевода на новое место работы — нарушающим «один из основных принципов правового регулирования трудовых отношений – запрещение принудительного труда». 

При переносе рабочих мест в другие населённые пункты в связи с переездом организации или её подразделений отказы работников вполне прогнозируемы. Подобного рода ситуации регулируются нормами статьи 77 ТК — при условии, что работник чётко формулирует своё согласие либо несогласие (практика показывает, что так бывает не всегда).

Оставить отзыв