Человек без стула

Совет Государственной Думы на ближайшем заседании рассмотрит поправки в Трудовой кодекс, которые уравнивают в правах удаленных работников с теми, кто трудится в офисах. Поправки затрудняют увольнение таких сотрудников. Эксперты и авторы поправок называют их своевременными — отсутствие понятия «удаленная работа» в Трудовом кодексе часто бывает причиной судебных споров и даже уголовных дел.

Законопроект регулирует отношения работодателя с работником, выполняющим задачи дистанционно на временной или постоянной основе. Причем понятие временной дистанционной занятости вводится в Трудовой кодекс впервые.

Поправки исключают из ТК РФ норму, по которой работодатель мог прописать в трудовом договоре и впоследствии уволить дистанционного работника, например, потому, что тот выполнял недостаточный объем работы или по причинам производственной необходимости, суть которой определял сам наниматель. Фактически законопроект уравнивает дистанционных работников с другими официально занятыми и передает их под защиту трудового законодательства.

Очевидно, что модернизацию трудового законодательства ускорила пандемия коронавируса — в пояснительной записке к поправкам авторы признают, что оно оказалось не готово к массовому переходу работников на удаленный режим.

«Мы сталкивались с ситуацией, ОНФ такие ситуации знает, когда люди вынуждены были работать удаленно и договаривались просто с работодателем, а потом возникали судебные споры. И они часто разрешались не в пользу сотрудника, поскольку понятия удаленной работы не существовало в трудовом законодательстве», — говорит сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта, гендиректор АНО «Россия — страна возможностей» Алексей Комиссаров.

Одна из сфер, где несовершенство законодательства об удаленной работе становится причиной судебных разбирательств — институт депутатских помощников.

В большинстве регионов России у народных избранников нет обязательства обеспечивать помощников рабочим местом в силу разъездного характера их работы. Не всегда у них есть возможность и размещать помощников в выделенном для них помещении.

В качестве примера можно привести случай, который произошел с главой комитета Законодательного собрания Краснодарского края по финансово-бюджетной, налоговой и экономической политике Николаем Кравченко. В отношении него Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Злоупотребление должностными полномочиями». По версии следствия, Кравченко взял помощником свою дочь Олесю, которая в течение четырех лет несколько раз выезжала за границу, то есть, считают правоохранители, не находилась на рабочем месте и при этом получала зарплату, чем нанесла ущерб парламенту в размере около 70 тысяч рублей. По свидетельству депутата, рабочее место его помощнику ЗСК не предоставило, а Олеся Кравченко, находясь в такие периоды за границей, выполняла свои обязанности в полном объеме.

Несовершенство законодательства об удаленной работе порой становится причиной судебных разбирательств

Удаленная работа для депутатских помощников действительно заранее оговаривается с работодателем, и тогда препятствий для такой формы занятости по закону быть не должно, подтверждает один из авторов поправок в законопроект об удаленной работе, депутат, член Комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев.

«Это (законопроект об удаленной работе. — Прим. авт.) может снизить количество проблем. Единственная проблема, которая в данной конкретной ситуации может быть, состоит в том, что для депутатских помощников работодателем является не депутат, а аппарат соответствующего органа государственной власти. Поэтому вопрос удаленной работы должен быть урегулирован с работодателем, каким является аппарат. Если с аппаратом урегулирована такая работа, то это (работать удаленно. — Прим. авт.) вполне возможно сделать по соответствующему закону», — резюмировал парламентарий.

В свою очередь, в минтруде полагают, что в служебном контракте помощника депутата должно быть указано рабочее место, с которого он планирует выполнять поставленные задачи, и прописан характер деятельности сотрудника. А как на практике сегодня?

В законе «О статусе депутата Законодательного собрания Краснодарского края» указано, что каждый депутат может иметь пять помощников, которые работают по договору, и еще восемь, работающих на общественных началах.

В период, когда Олеся Кравченко работала помощником депутата, в ЗСК было избрано 100 депутатов пятого созыва. Получается, в трехэтажном здании регионального парламента должны были расположиться от 500 до 1000 человек одних только помощников, не считая депутатов и сотрудников аппарата Заксобрания. Разместить такое количество людей было невозможно, и вопрос удаленной работы мог стать единственным решением проблемы.

Такой вывод подтвердил член Совета Федерации Владимир Бекетов, который был председателем ЗСК в те годы: «Начиная с первого созыва, было принято решение, что рабочих мест для помощников в здании Законодательного собрания нет, поэтому депутаты самостоятельно обеспечивали рабочее место помощникам либо решали вопрос удаленной работы. Данный порядок действовал на протяжении многих лет».

ЗСК отслеживало и контролировало работу только депутатов, работающих на постоянной основе. «Что касается помощников, то их работа, режим и график — это была зона ответственности депутата», — напоминает Бекетов.

В деле депутата Николая Кравченко сложилась парадоксальная ситуация, когда основной работодатель его помощника в силу нехватки мест не мог обеспечить оборудованное место работы и был не против деятельности на удаленке под контролем парламентария. Вопросов к качеству работы депутата, а значит, и его помощника у руководства ЗСК также не было. Тем не менее Следственный комитет все же посчитал, что помощник, который работал из-за границы (о чем Кравченко, кстати, не знал), нанес этим ущерб Заксобранию. Причем сам факт ущерба в ЗСК отрицают.

Если резюмировать, получается, что возбужденное СК дело без события преступления (помощник, не имея официального рабочего места, согласовал возможность удаленной работы, а ЗСК отрицает факт нанесения ущерба) и без мотива (депутат Кравченко не знал о работе помощницы с пребыванием за границей). А указание на умысел по причинению ущерба на 70 тысяч рублей — странно, учитывая многолетнюю работу в должности депутата и хорошие отзывы об этой работе руководства ЗСК. Почему тогда преследование до сих пор не прекращено?

Написать отзыв про Человек без стула

Добавить комментарий